Самый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де МезерСамый богатый киевский фотограф Франц Де Мезер

Самый богатый киевский фотограф Франц Де Мезер

В Центральной научной библиотеке имени Вернадского чудом сохранился удивительный альбом старинных фотографий Киева, которые собственноручно снял и отпечатал замечательный киевский фотограф Франц Де Мезер, который отпраздновал бы в этом году свой 181 день рождения. Он очень любил Киев и поэтому снимал его много и скрупулезно. Фотографировал и зимой, и летом. Ходил с ассистентом, который носил огромную камеру и кассеты к ней. Фотограф взбирался на киевские холмы, бродил по берегам Днепра. Его хорошо знали в городе. Особенно извозчики, без них не обходился ни один уличный кадр. Водители кобыл толпились перед обьективом, и Франц кричал им, чтобы не шевелились. Выдержка очень длинная была. Те, что на минуту застывали как столбы, остались в истории, те же, что не выдерживали, размылись на киевском ветру, превратились в прозрачных призраков.

Я беру лупу и долго рассматриваю лица людей, изображенных на снимках. Качество отменное, ресницы видно. Мелькнула мысль: «А вдруг, родственников своих увижу, предков». И, возможно, увидел, да, жаль, в лицо их не знаю. Заглядывал в окна домов и за заборы усадеб, как там жили-были киевляне в ХІХ-м веке. Смешной Киев. Ничего не говорило о том, что с ним станет в будущем. Село — селом. Бибиковский бульвар с памятником графу Бобринскому (сейчас на этом месте Щорс гарцует) — ґрунтовая дорога, грязи — по щиколотку. Разве что университетское здание громоздкостью своей пророчило городу статус и величие.

Де Мезер приехал в Киев в 1852 году. Раньше жил на Волыни. Его отец и дед занимались фарфорово-фаянсовым производством, и их фабрика была известна в Европе своими изделиями: каминами, посудой, кафелем. Франц съездил в Вену выучился на художника. Приехав в Киев, сразу подался в Институт благородных девиц учить девушек рисованию. Учил-учил, пока не женился на одной из них. А в 1865 году открыл свое ателье. Снимал портреты киевлян и виды города. Тяжело тогда приходилось фотографам. Надо было брать кучу разрешений на сьемки в полиции. Однажды де Мезера отвели в околоток за то, что снимал эспланаду (чистое место перед крепостью). Фотограф думал, что это просто красивый пустырь, а жандармы решили, что де Мезер — турецкий шпион или польский диверсант. Только отгремело жестокое польское восстание. Для съемок видов города тоже необходимо было получить разрешение, а еще иметь и специальный допуск для фотографирования высокопоставленных особ на церемониях, парадах и прочих массовых мероприятиях. Некоторые фотографы забывали об этом и попадали в кутузку, а имущество их конфисковывали. Франц де Мезер был хитрым. Он красиво снимал город, из снимков делал роскошные альбомы в кожаном переплете и дарил их императору. Тот смотрел альбомы и думал, что губернатор молодец, так за городом смотрит, и хвалил начальника, а иногда и награждал, и в должности повышал. Фотографу тоже перепадало: то часы император подарит золотые с ключиками, то серебряную чернильницу, то звание присвоит «Фотограф его императорского двора» или еще какое-нибудь.

Губернатор в свою очередь тоже не забывал де Мезера, фотографировался у него, разрешения давал на съемки. Правда, вскоре царю надоело принимать тысячи фотоальбомов со всей империи, и он обязал заниматься этим министра императорского двора. Франц де Мезер успел надарить царю книг и имел, кроме упомянутого, еще и звание «Придворный фотограф Ее Величества королевы эллинов» (родственницы Николая II — Ольги Константиновны — жены греческого короля). Королева, поговаривали, называла Франца своим другом, но это, скорее всего, выдумка, пиар-акция фотографа. Мезер не пропускал ни одной международной выставки, получал призы и признание. Все свои регалии он использовал в рекламных целях и вскоре стал одним из самых богатых киевлян. Даже построил себе огромный четырехэтажный дом на Крещатике, который втридорога потом продал пребогатому киевскому купцу-старообрядцу Дегтяреву. Де Мезер знал и фотографировал всю киевскую элиту, это помогало ему зарабатывать до 40 и больше тысяч рублей в год. Он был членом литературно-артистического общества. Дружил с Лесей Украинкой, Львом Шестовым, Николаем Бердяевым…

А вот журналисту и писателю Куприну де Мезер не нравился. Слишком буржуазен был придворный фотограф королевы эллинов. И Куприн посмеялся над фотографом в своей «Яме», выставив фотохудожника обыкновенным порнографом: «После приезда, на другой день, он отправился к фотографу Мезеру, захватив с собою соломенную девушку Бэлу (проститутку – прим. ред.), и снялся с ней в разных позах, причем за каждый негатив получил по три рубля, а женщине дал по рублю. Снимков было двадцать». Однако ход не удался. Фотограф стал еще более популярен.

В 1918 году советское правительство объявило фотоаппараты с аксессуарами к ним предметами роскоши, подлежащими конфискации., а также запретило профессию фотографов как таковую, опасаясь шпионов и других врагов советской власти. Изъятию подвергались также и все негативы, а было их у де Мезера около двух миллионов. К старому фотографу пришли чекисты… Это был удар, которого фотограф, отметивший в 1915 году 50-летний юбилей своей фирмы, выдержать не смог и заболел. Он еще поучаствовал в создании первого фотографического института в Киеве, предоставив под учебные аудитории свои студии. А в 1922 году у де Мезера случился инфаркт и он тихо умер. Большинство его негативов погибло. А вот замечательный альбом видов Киева чудом уцелел. И цены этому альбому нет. Потому что в нем — Киев, которого нет. Исчезнет альбом — и Киев исчезнет....

Андреевский спуск и Андреевская церковь. 60-е годы XIX века.

Бессарабка. На заднем плане - здание Национального унивеситета им. Шевченко

Бибиковский бульвар (ныне - бульвар Шевченко) и описанный выше памятник графу Бобринскому.

Днепр. Выше по течению - Выдубичи и Выдубицкий монастырь

Крещатик.

Европейская площадь.

Киевский вокзал (в 1877 г. пострадал от сильного пожара и был полностью перестроен. В нынешнем виде сооружен в 1927 г. с частичной реконструкцией после ВОВ)

Николаевский цепной мост (разрушен в 1920 г.). Теперь приблизительно на этом месте располагается мост метро.

Гора Щекавица. Вид с Замковой горы

Не молитвой единой: как украинские политики отбеливают свою репутацию на завтраках в США

В преддверии очередного завтрака который назначает на 8 сентября. редакция FAKEOFF решила разобраться в том, почему политики Украины посещали молитвенные завтраки и кому выгодны такие мероприятия.